?

Log in

No account? Create an account

В основе гештальт-терапии лежит и психологическая концепция “незавершенных действий”. Очень часто пациент - это тот человек, который попросту уходит из проблемной ситуации, чтобы избежать болезненных чувств, защитить себя от непереносимых для себя горя или презрения, ярости или печали т.е. не завершая ее для себя.

В жизни многие поступки оказываются незавершенными. В детстве мы “глотаем” обиды. боясь постоять за себя. Мы не плачем, чтобы не “травмировать” окружающих. Мы подавляем свою радость и желание поделиться приятным событием в компании серьезных коллег. В какой-то степени это избегание предохраняет от зашкаливающих по силе чувств. Однако сознательное или бессознательное прерывание потока переживаний не означает, что чувство исчезло - оно есть! Только сдерживается растущим напряжением (на него часто жалуются пациенты).

Эта накопившаяся эмоция может “сдетонировать” в любой момент и не по “тому” поводу. Если человек не решается высказать начальнику свое мнение, есть вероятность, что дома он “совершенно справедливо” (и повод подходящий найдет!) отругает детей. Да и все равно пациенты постоянно возвращаются к тем ситуациям, а вернее тем людям, которые вызвали эти чувства.

Продолжение ссоры с женой в голове пациента, мучительное возвращение к ситуациям, возникавшим в браке, когда уже оформлен развод, “застревание” на детских обидах во взрослом возрасте - все это примеры незавершенных ситуаций. Все эти невыраженные чувства, непроясненные отношения и несказанные слова, несделанные поступки могут жить в нас многие годы. Спустя двадцать пять лет пациентка вспоминает десткую обиду на подругу, которая спокойно уходит играть с детьми во дворе, а она оказывается нечетной, лишней. И, вспомнив это, догадывается почему сейчас, будучи уже взрослой, она нашла массу уважительных причин, чтобы не встретиться с ней, приехавшей погостить к родителям.

И неважно насколько человек успешен в других сферах жизни - ему важно завершить именно эти ситуации. Если незавершенное дело становится центром существования человека, оно всегда будет мешать его жизни. Пациент должен вернуться к “незаконченным делам”, которые он оставил в прошлом, потому что они были столь болезненными, что ему пришлось бежать от этого. Поэтому гештальт-терапевт за жалобами и действиями пациента стремится обнаружить незавершенные ситуации его жизни, вернуться к ним, чтобы пациент мог пройти через переживание и завершить ситуацию так, как хочет сейчас.

По материалам Ирины Булюбаш  Ирина Лопатухина

Новая книга была написана с двоякой целью. С одной стороны, она должна помочь читателю в выборе профессии. С точки зрения автора, это самый важный выбор в нашей жизни. Но с другой стороны, даже тем, кто точно знает, чем им заниматься и кем они хотят стать, будет полезно прочесть хотя бы несколько начальных страниц. Ведь есть такие специальности, в которых необходимо разбираться хотя бы чуть-чуть каждому, даже если профессионально ты этим и не занимаешься. К такой специальности относится и психология. Ведь человеку нужно уметь разобраться в себе, и это поможет сделать психология личности. Взрослый человек должен уметь правильно общаться и без скандалов добиваться нужных результатов — тут может выручить психология общения. Тем, кто хочет стать руководителем, поможет психология управления, а желающим заняться политикой — психология масс. Психология поможет понять себя, определить свое место и место других на производстве и в семье, решить массу жизненных проблем. При прочих равных условиях в жизни достигает быстрее своих целей тот, кто кроме своей специальности еще и владеет психологическими навыками общения, управления и прочими практическими приемами.

Тем, кто колеблется в выборе профессии, эта книга поможет избавиться от колебаний, а для тех, кто уже точно знает, что не будет профессиональным психологом, эта книга станет кратким пособием по психологии. Ну а если тот, кто уже считает себя хорошим психологом (кстати, от многих молодых людей часто слышишь безапелляционные заявления, что в чем-чем, а уж в людях они разбираются...) поймет, что это не так.

Психология сейчас стала модной профессией. Когда становится модным что-то из одежды, то ее начинают носить все, независимо от того, идет это им или не идет. То же самое наблюдается и с модной профессией. Ею стараются овладеть многие просто потому, что она престижна. Но если одежду можно поносить и, убедившись, что она тебе не идет, через несколько дней снять и продать (может быть, даже с выгодой), то осознанное разочарование в профессии нередко приходит лишь через несколько лет испорченной жизни. Такие потери компенсировать невозможно.

Читатель познакомится с наиболее выдающимися деятелями психологии и той ролью, которую они сыграли в развитии общественной мысли; Михаил Литвак расскажет и о практической стороне психологии, о тех областях применения, где он имеет свой личный опыт, покажет свое видение этой специальности.

Вы попробуете себя в роли психолога в двух основных направлениях деятельности: психолог-диагност и психолог-тренер. Некоторые могут делать и то, и другое (лучший вариант).

На конкретных примерах автор показывает возможности участия психолога в различных сферах жизни: в школе, в спортивной команде, в силовых и правительственных структурах, в бизнесе и на производстве, в банке, в лечебных учреждениях, в юриспруденции, политике и, конечно же, в семье.
(с сайта clubcross.ru, раздел Философские разговоры. Спасибо Зомби_крошит_п@ц@нов за предоставленный материал)

Крошка Альберт (1920 год)

Джон Уотсон, отец бихевиористского направления в психологии, занимался исследованиями природы страхов и фобий. Изучая эмоции младенцев, Уотсон, среди прочего, заинтересовался возможностью формирования реакции страха применительно к объектам, которые ранее страх не вызывали. Ученый проверил возможность формирования эмоциональной реакции боязни белой крысы у 9-месячного мальчика Альберта, который крысу совсем не боялся и даже любил с ней играть. В ходе эксперимента в течение двух месяцев младенцу-сироте из приюта показывали ручную белую крысу, белого кролика, вату, маску Санта-Клауса с бородой и т.д. Через два месяца ребенка посадили на коврик посередине комнаты и разрешили поиграть с крысой. Вначале ребенок совершенно не боялся крысы и спокойно играл с ней. Через некоторое время Уотсон начал ударять железным молотом по металлической пластине за спиной ребенка каждый раз, когда Альберт прикасался к крысе. После повторения ударов Альберт начал избегать контакта с крысой. Спустя неделю опыт повторили - в этот раз по полосе ударили пять раз, просто помещая крысу в колыбель. Младенец плакал уже лишь при виде белой крысы. Еще через пять дней Уотсон решил проверить, будет ли ребенок бояться похожих объектов. Ребенок боялся белого кролика, ваты, маски Санта-Клауса. Поскольку громких звуков при показе предметов ученый не издавал, Уотсон сделал вывод о переносе реакций страха. Уотсон предположил, что очень многие страхи, антипатии и тревожные состояния взрослых формируются еще в раннем детстве. К сожалению, Уотсону так и не удалось избавить малыша Альберта от его беспричинного страха, который закрепился на всю оставшуюся жизнь.

"Чудовищный эксперимент" (1939 год)
В 1939 году Уэнделл Джонсон из университета Айовы (США) и его аспирантка Мэри Тюдор провели шокирующий эксперимент с участием 22 детей-сирот из Дэвенпорта. Детей разделили на контрольную и экспериментальную группы. Половине детей экспериментаторы рассказали о том, насколько чисто и правильно они говорят. Вторую половину детей ожидали неприятные минуты: Мэри Тюдор, не жалея эпитетов, язвительно высмеивала малейший недостаток их речи, в конце концов назвав всех жалкими заиками. В результате эксперимента у многих детей, которые никогда не испытывали проблем с речью и волею судьбы оказались в "негативной" группе, развились все симптомы заикания, которые сохранялись в течение всей их жизни. Эксперимент, позже названный "чудовищным", долго скрывали от общественности из страха повредить репутации Джонсона: схожие эксперименты позже проводились над заключенными концлагерей в нацистской Германии. В 2001 году университет штата Айова принес официальные извинения всем пострадавшим в ходе исследования.

В 1965 году восьмимесячный младенец Брюс Реймер, родившийся в канадском Виннипеге, по совету врачей подвергся процедуре обрезания. Однако из-за ошибки хирурга, проводившего операцию, у мальчика был полностью поврежден пенис.
Психолог Джон Мани из университета Джона Хопкинса в Балтиморе (США), к которому обратились за советом родители ребенка, посоветовал им «простой» выход из сложной ситуации: сменить пол ребенка и воспитать его как девочку, пока он не вырос и не начал испытывать комплексы по поводу своей мужской несостоятельности.
Сказано – сделано: вскоре Брюс стал Брендой. Несчастные родители не догадывались, что их ребенок стал жертвой жестокого эксперимента: Джон Мани давно искал возможность доказать, что половая принадлежность обусловлена не природой, а воспитанием, и Брюс стал идеальным объектом наблюдения.
Мальчику удалили яички, и затем на протяжении нескольких лет Мани публиковал в научных журналах отчеты об «успешном» развитии своего подопытного.
«Совершенно ясно, что ребенок ведет себя как активная маленькая девочка и ее поведение разительно отличается от мальчишеского поведения ее брата-близнеца», – уверял ученый.
Однако и родные дома, и учителя в школе отмечали у ребенка типичное мальчишеское поведение и смещенное восприятие. Хуже всего было то, что родители, скрывавшиеся от сына-дочери правду, испытывали сильнейший эмоциональный стресс.
В результате у матери наблюдались суицидальные наклонности, отец стал алкоголиком, а брат-близнец постоянно пребывал в депрессии.
Когда Брюс-Бренда достиг подросткового возраста, ему стали давать эстраген, чтобы стимулировать рост груди, а потом психолог стал настаивать на новой операции, в ходе которой Бренде должны были сформировать женские половые органы.
Но тут Брюс-Бренда взбунтовался. Он наотрез отказался делать операцию и перестал приезжать на приемы к Мани. Одна за другой последовали три попытки самоубийства.
Последняя из них окончилась для него комой, но он поправился и начал борьбу за возвращение к нормальному существованию – в качестве мужчины.
Он сменил имя на Дэвид, остриг волосы и начал носить мужскую одежду. В 1997 году он прошел через серию реконструктивных операций, чтобы вернуть физические признаки пола.
Он также женился на женщине и усыновил троих ее детей. Однако хеппи-энда не получилось: в мае 2004 года, после разрыва с женой, Дэвид Реймер покончил жизнь самоубийством в возрасте 38 лет.

Эксперимент Милгрэма
Является классическим экспериментом в социальной психологии, впервые описанный в 1963 году психологом Стэнли Милгрэмом из Йельского университета в статье «Подчинение: исследование поведения» («Behavioral Study of Obedience»), а позднее в книге «Подчинение авторитету: экспериментальное исследование» («Obedience to Authority: An Experimental View», 1974).
В своём эксперименте Милгрэм пытался прояснить вопрос: сколько страданий готовы причинить обыкновенные люди другим, совершенно невинным людям, если подобное причинение боли входит в их рабочие обязанности? В нем была продемонстрирована неспособность испытуемых открыто противостоять «начальнику» (в данном случае исследователю, одетому в лабораторный халат), который приказывал им выполнять задание, несмотря на сильные страдания, причиняемые другому участнику эксперимента (в реальности подсадному актёру). Результаты эксперимента показали, что необходимость повиновения авторитетам укоренена в нашем сознании настолько глубоко, что испытуемые продолжали выполнять указания несмотря на моральные страдания и сильный внутренний конфликт.
Фактически Милгрэм начал свои изыскания, чтобы прояснить вопрос, как немецкие граждане в годы нацистского господства могли участвовать в уничтожении миллионов невинных людей в концентрационных лагерях. После отладки своих экспериментальных методик в Соединённых Штатах Милгрэм планировал отправиться с ними в Германию, жители которой, как он полагал, весьма склонны к повиновению. Однако после первого же проведённого им в Нью-Хэйвене, штат Коннектикут, эксперимента стало ясно, что в поездке в Германию нет необходимости и можно продолжать заниматься научными изысканиями рядом с домом. «Я обнаружил столько повиновения, — говорил Милгрэм, — что не вижу необходимости проводить этот эксперимент в Германии». Впоследствии эксперимент Милгрэма всё-таки был повторен в Голландии, Германии, Испании, Италии, Австрии и Иордании, и результаты оказались такими же, как и в Америке.
Описание эксперимента
Участникам этот эксперимент был представлен как исследование влияния боли на память. В опыте участвовали экспериментатор, испытуемый и актёр, игравший роль другого испытуемого. Заявлялось, что один из участников («ученик») должен заучивать пары слов из длинного списка, пока не запомнит каждую пару, а другой («учитель») — проверять память первого и наказывать его за каждую ошибку всё более сильным электрическим разрядом.
В начале эксперимента роли учителя и ученика распределялись между испытуемым и актёром «по жребию» с помощью сложенных листов бумаги со словами «учитель» и «ученик», причём испытуемому всегда доставалась роль учителя. После этого «ученика» привязывали к креслу с электродами. Как «ученик», так и «учитель» получали «демонстрационный» удар напряжением 45 В.
«Учитель» уходил в другую комнату, начинал давать «ученику» простые задачи на запоминание и при каждой ошибке «ученика» нажимал на кнопку, якобы наказывающую «ученика» ударом тока. Начав с 45 В, «учитель» с каждой новой ошибкой должен был увеличивать напряжение на 15 В вплоть до 450 В. В действительности «ученик» не получал ударов, а лишь делал вид.
На «150 вольтах» актёр-«ученик» начинал требовать прекратить эксперимент, однако экспериментатор говорил «учителю»: «Эксперимент необходимо продолжать. Продолжайте, пожалуйста». По мере увеличения напряжения актёр разыгрывал всё более сильный дискомфорт, затем сильную боль, и, наконец, орал, чтобы эксперимент прекратили. Если испытуемый проявлял колебания, экспериментатор заверял его, что берёт на себя полную ответственность как за эксперимент, так и за безопасность «ученика» и что эксперимент должен быть продолжен. При этом, однако, экспериментатор никак не угрожал сомневающимся «учителям» и не обещал никакой награды за участие в этом эксперименте.
Результаты
Полученные результаты поразили всех, кто имел отношение к эксперименту, даже самого Милгрэма. В одной серии опытов 26 испытуемых из 40, вместо того чтобы сжалиться над жертвой, продолжали увеличивать напряжение (до 450 В) до тех пор, пока исследователь не отдавал распоряжение закончить эксперимент. Ещё большую тревогу вызывало то, что почти никто из 40 участвовавших в эксперименте испытуемых не отказался играть роль учителя, когда «ученик» лишь начинал требовать освобождения. Не сделали они этого и позднее, когда жертва начинала молить о пощаде. Более того, даже тогда, когда «ученик» отвечал на каждый электрический разряд отчаянным воплем, испытуемые-«учителя» продолжали нажимать кнопку. Один испытуемый остановился до напряжения в 300 В, когда жертва начинала в отчаянии кричать: «Я больше не могу отвечать на вопросы!», а те, кто после этого остановились, оказались в явном меньшинстве. Общий результат выглядел следующим образом: один испытуемый остановился 300 В, пятеро отказались подчиняться после этого уровня, четверо — после 315 В, двое после 330 В, один после 345 В, один после 360 В и один после 375 В; оставшиеся 26 из 40 дошли до конца шкалы.
...Почему люди так держатся за самообвинение в ситуациях, когда они ни в чём не виноваты? Дело в том, что вина прикрывает беспомощность.
Чувство вины закладывается в раннем детстве под влиянием особенностей психического развития ребенка с одной стороны и родительских воздействий с другой.

Возраст 3-5 лет – это тот возраст, когда может сформироваться стойкое чувство вины как негативный внутренний регулятор поведения, так как именно в этом возрасте у ребенка возникает сама способность его испытывать, что его родители быстро обнаруживают и используют.
Этот возрастной период предоставляет для этого подходящую почву. «Творческая инициатива или вина» - так называет Эрик Эриксон этот период и соответствующую главную дилемму детского развития.

Чувство вины естественно возникает у ребенка в этом возрасте как психологическая защита от ужасающего чувства беспомощности и стыда связанного с переживаемым им в этот период крахом чувства своего всемогущества. Ребенок бессознательно выбирает вину, как меньшее из двух зол. Как если бы он бессознательно говорил себе «Я уже чувствую, что не все могу, это невыносимо, нет, это просто в этот раз не получилось, а вообще-то я это могу. Я мог, но сделал. Значит - я виноват. Я помучаюсь, и в следующий раз получится, если я постараюсь».

При благоприятных воздействиях родителей ребенок постепенно принимает свое не всемогущество, преодолевает чувство вины и дилемма решается в пользу успешного развития творческой инициативы.
При неблагоприятных воздействиях родителей у ребенка на долгие годы, а порой и на всю оставшуюся жизнь остается склонность испытывать чувство вины и ограничения на проявление творческой инициативы. «Груз» вины, который человек носит на себе с детства, и во взрослом возрасте продолжает мешать ему жить и общаться с людьми.

Заметим, что хотя истоки хронического чувства вины лежат в основном в возрасте 3-5 лет, склонность испытывать чувство вины как защитный механизм может включаться и во взрослом возрасте, даже при относительно благоприятном детстве. Так, чувство вины является одной из обязательных форм проявления фазы протеста в процессе переживания значимой потери, в том числе серьезной болезни и смерти близких. Протестуя против чудовищности случившегося, прежде чем смириться со случившимся, принять свою беспомощность и начать горестное оплакивание, люди винят себя в том, что не сделали чего-то для спасения, несмотря на то, что это было объективно абсолютно невозможно. При благоприятном детстве такое чувство вины вскоре проходит. При наличии у человека детского комплекса вины, несуществующая вина за потерю может оставаться в душе человека на много лет, а процесс переживания травмы потери не завершается.

Таким образом, вместо того, чтобы испытывать беспомощность и стыд в ситуациях, когда мы слабы и ничего не можем изменить, люди «предпочитают» чувство вины, которая является иллюзорной надеждой на то, что всё ещё можно исправить.
Те неблагоприятные воздействия родителей, которые индуцируют и формируют постоянное чувство вины, фактически сводятся к прямым обвинениям и порицаниям, а также к упрекам и укорам. Подобное давление на чувство вины — это один из главных рычагов, которым родители пользуются как для формирования у него внутреннего регулятора поведения (который они путают с совестью и ответственностью), так и для быстрого управления ребенком в конкретных ситуациях. Индуцируемая вина становится своего рода кнутом, подстегивающим к действиям, к которым стремятся побудить ребенка родители, причем кнутом, подменяющим воспитание чувства ответственности. И родители к нему прибегают, как правило, потому, что сами были воспитаны точно так же и до сих пор не смогли избавиться от вечной собственной виноватости.

Винить ребенка, по сути, неправильно. Он в принципе не может быть виноват в том, в чём его обвиняют родители, потому что он вообще не несёт ответственности за свои деяния и не способен ее нести. И взрослые легко перекладывают свою ответственность на ребенка.
Например: ребёнка ругают или укоряют за то, что он разбил хрустальную вазу. Однако, очевидно, что когда в доме маленький ребёнок, родители должны убирать ценные предметы, это их ответственность. Если кто и отвечает за разбитую вазу, то родители, так как ребёнок еще не может соизмерять свои усилия, управлять своей моторикой, своими чувствами и побуждениями и, конечно же, не способен пока отслеживать причинно-следственные связи и последствия своих действий. Взрослые люди, непонимающие психологических особенности ребенка сначала приписывают ему способности, которых у него нет, а потом винят его за действия, совершенные из-за отсутствия, как за якобы преднамеренные. Например: «Ты нарочно не засыпаешь и не жалеешь меня, не даешь мне отдохнуть, а я так устала» или «Неужели ты не мог играть на улице аккуратно, теперь мне придется стирать твою куртку, а я и так устала».
Хуже того, часто родители и другие взрослые предъявляют ребенку несправедливый ультиматум: «Если ты не признаешь, свою вину, я с тобой не буду разговаривать». И ребенок вынужден признавать несуществующую вину под угрозой бойкота (который для ребенка невыносим) или под страхом физического наказания.
Давление на чувство вины — это манипулятивное воздействие, которое носит, безусловно, деструктивный характер для психики.
До поры, до времени ребенок не способен критически оценивать то, что с ним происходит, поэтому все поступки родителей он принимает за чистую монету и, вместо того, чтобы воспротивиться разрушительному воздействию родительских манипуляций, послушно им подчиняется.
И в результате всего этого он научается верить, что виноват, чувствовать свою вину за несуществующие прегрешения и, как следствие, ощущать себя всегда и всем должным.

Такое необоснованное, как правило, неосознанное и непоследовательное давление родителей и других значимых взрослых на чувство вины приводит к путанице в голове ребенка. Он перестает понимать, чего же от него требуют — чувства вины или исправления ошибки. И хотя по воспитательному замыслу, предполагается, что, сделав что-то нехорошее, ребенок должен испытать чувство вины и тут же броситься исправлять свою ошибку, ребенок, напротив, усваивает, что испытать и продемонстрировать свою виноватость — это и есть достаточная плата за совершенный проступок. И теперь вместо исправления ошибок родители получают лишь виноватый вид, мольбу о прощении - «Ну, пожалуйста, прости меня, я больше так не буду» - и его тяжелые, мучительные, самоуничтожающие переживания своей виноватости. И чувство вины, таким образом, подменяет ответственность.
Формировать совесть и ответственность гораздо труднее, чем чувство вины и требует не ситуативных, а стратегических усилий.
Укоры и порицания - «как тебе не совестно!» «Как ты могла, это безответственно!» - способны вызывать только чувство вины.

Совесть и ответственность требуют не порицаний, а терпеливого и сочувственного объяснения ребенку неизбежных последствий для окружающих и для него самого его действительно неправильных действий. В том числе с одной стороны про их боль, пробуждая не вину, а сопереживание, и с другой стороны, про неизбежное эмоциональное отдаление от него других людей, если он в дальнейшем будет так себя вести. И конечно не должно быть несправедливой критики ребенка за то, что он не мог контролировать.
(отрывок статьи психолога Е.В.Лопухиной)

Проблема

Я боюсь выйти на улицу. Мне кажется, что меня обязательно кто-то атакует, сокорбит или вроде того. Все это чередуется с мрачными мыслями и подавленным состоянием. Все фиксирую в своем жж http://kingofhikki.livejournal.com. В последнее время стал боятся негативных комментариев и в интернете.

У одного древнего и уважаемого народа была привычка вместо «здрасте» или «пока-пока» желать друг другу « не жить в эпоху перемен». В результате страна впала в спячку на пару тысяч лет, пока ее не разбудили соседи. Разбудили, на свою голову…

К сожалению или к счастью нам не дано выбирать ни время, ни место, где мы появляемся на свет, но и после этого знаменательного события все будет продолжаться в том же духе. Все грандиозное, судьбоносное и значительное в нашей жизни будет происходить неожиданно, не вовремя и как снег на голову. Видимо поэтому Господь наделил нас колоссальными адаптационными возможностями, позволяющими жить с комфортом и среди вечной мерзлоты, и среди раскаленной пустыни. И, если удалось дожить до седин и дать потомство, то с полным правом можете прорываться к микрофону и орать, что «этот мир прогнулся под вас». Правда, некоторые высоколобые будут говорить, что не мир прогнулся, а вас перекосило, но это как раз тот случай, когда можно сослаться на Эйнштейна, поскольку в этом относительном мире вы всегда выбирали Пепси!

Если вы сейчас читаете эти строки, то вас угораздило родиться в России, как раз в те времена, о которых предупреждали древние. Однако, не стоит расстраиваться, поскольку вам же явно удалось научиться читать…. При этом в школе вы, наверняка, заметили, что на тех, которых удалось заставить быть отличниками, потом пахали всю жизнь. Те, кто сидел тихо и не высовывался, потом был замечен только среди митингующих обманутых вкладчиков. А у самой красивой все проблемы были из-за этой самой красоты. И вы точно знаете, от чего было горе у самых умных. Если вы всего этого не видите, значит, Бог не дал вам критического мышления, и, увы, нам не по пути. Можете дальше не читать – пустая трата времени.

Если говорить серьезно, то стоит заниматься, только совершенно безнадежными вещами. Например, искусству получать удовольствие от всего, что преподносит нам время, спокойному ожиданию бури или эстетическому наслаждению от увиденного сквозь хрусталик Кая. Удовольствия, правда, не всегда бывают полезными, хотя в хозяйственной практике это встречается чаще, поэтому все наше действо на семинаре проходит на фоне российской практики в сфере экономики, финансов и менеджмента. Сегодняшнее состояние нашей экономики, мягко говоря, сложное и запутанное, поэтому на помощь мы призвали социальную психологию и культурную антропологию. Есть, правда, совсем абсурдные вещи, где разобраться можно только, используя дзенские практики решения иррациональных задач. Те, которые хотят не просто знать, а понимать то, что знаешь, будут этому рады.

Чему мы учим? – Видеть и понимать:

Как ложные утверждения заворачивают в правильные слова.
Как действуя по правилам не получить неправильный результат.
Как не принять за победу фактическое поражение.
Как не наделать глупостей, прочитав западные книжки по менеджменту.
Как вырасти во весь свой заложенный природой человеческий рост, но не остаться в одиночестве.

Подробнее о семинаре >>
Записаться >>
31 октября в клубе КРОСС Москва пройдёт тренинг Ольги Семенец и Кристины Фёдоровой
"Жизнь в стиле драйв" (часть 2)
Название тренинга:
Тренинг второй: «Техника соблазнения в сексе и бизнесе»
Подробности на сайте клуба КРОСС >>

Видео с предыдущим тренингом Ольги Семенец:
Нашёл в Интернете интересную статью:


Открыт механизм подсознательной памяти



Гиппокамп – часть мозга, играющая ключевую роль в записи и воспроизведении воспоминаний. Но ранее исследователи сосредотачивали усилия на раскрытии секретов его работы в явной памяти. Между тем, как свидетельствуют новая работа, та же часть мозга умеет хранить и неосознанные, так называемые "связанные" воспоминания.

Ваши глаза и ваш мозг могут сохранить память об объекте, даже если на сознательном уровне вы не помните его. Новые аспекты превращения подсознательных воспоминаний в явные открыли Дебора Ханнула (Deborah Hannula) и Чаран Ранганатх (Charan Ranganath) из Калифорнийского университета в Дэвисе (UC Davis).

В новой серии опытов добровольцам сначала показали 216 пар фотографий — по одному лицу и одному пейзажу рядом. Затем испытуемым снова предъявили сцены, но уже вместе с тремя фотопортретами. Нужно было указать на тот, что был связан с данной местностью.

Во время ответов на тест учёные проводили магнитно-резонансное сканирование мозга испытуемых, а также измеряли движение их глаз. Так выяснилась удивительная вещь: добровольцы чуть дольше задерживали взгляд на правильном лице, и при этом их гиппокамп показывал всплеск активности, даже если сам человек затем указывал на неверный ответ.

"Сигнал в гиппокампе был тесно связан с неосознаваемой задержкой взгляда на правильном лице, — говорит Ранганатх. — Таким образом, даже если ваша сознательная память ошибается, глаза (и гиппокамп) могут всё помнить верно".

Томография также показала всплеск активности в другом регионе мозга — префронтальной коре — в те моменты, когда люди правильно вспоминали портреты. В то же самое время увеличивалась и связь между гиппокампом и префронтальной корой.

"Идея заключается в том, что воспоминание может быть двухэтапным процессом, — объясняет Ханнула. — Во-первых, у вас происходит извлечение информации из памяти, а во-вторых, "генерируется" осознание того, что было найдено". "Мы считаем, что сознательные воспоминания приходят от общения между гиппокампом, префронтальной корой и другими частями мозга", — добавляет Чаран.

Например, если вы попросите друга убрать один небольшой предмет из знакомой вам комнаты, вы вовсе не обязательно вспомните потом — что это был за предмет. Между тем пока вы будете обшаривать глазами комнату, пытаясь вспомнить, что же пропало, ваш гиппокамп выдаст всплеск активности в тот момент, когда взгляд упадёт на правильное пустующее место.

Предыдущие опыты также показали, что в таком опыте с "кражей" у людей с повреждённым гиппокампом не происходит неосознанной задержки взгляда на верной позиции отсутствующего предмета. Теперь, зная о связи временной задержки глаз со всплеском в самом гиппокампе, можно сделать вывод о его ведущей роли в связанных воспоминаниях.

Источник: MEMBRANA.
"Искусство задавать вопросы - 2".

Перед участниками была поставлена задача передать информацию. Первому человеку показывали картинку, определённое время он её смотрел и должен был как умеет передать информацию об увиденном второму участнику, второй передавал то, что понял третьему и так по цепочке до последнего участника.

Затем запись показывалась участникам, давая им возможность посмотреть на себя со стороны и каждый важный момент разбирался ведущим и участниками.



ещё 2 видео о том, как мы задаём вопросы и передаём информациюСвернуть )

Profile

креативные карандаши
club_kross
Мастерская личностного роста
Сайт КРОСС-Москва

Latest Month

Август 2010
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Golly Kim